Звоните с 9:00 до 20:00. т.: +7 965 156-85-05

Портал психологических услуг

   Подписаться на рассылку



ОБЪЕМНОЕ ПСИХОКАРТИРОВАНИЕ — МЕТОД ОБЪЕКТИВНОЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ ПАЦИЕНТА И ОЦЕНКИ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА






Вход для клиентов

логин:
пароль:
регистрация

shop.lanberg.ru«Ознакомиться и купить методики в нашем интернет-магазине»

В психотерапии и психодиагностике остро стоит проблема объективизации получаемых результатов. В процессе психотера­пии происходят позитивные изменения в личности пациента, в его картине мира, в восприятии себя и других людей. Однако существует все еще мало тестовых методик, позволяющих объек­тивно, достоверно и при этом наглядно отразить как первона­чальное психическое состояние пациента, так и картину произо­шедших с ним терапевтических изменений.
 
     Недостаток обычных тестов-опросников заключается в том, что в них измеряется сознательное представление человека о самом себе. При этом возникает ряд проблем. Для того, чтобы эффект психотерапии отразился в результатах повторного тести­рования, пациент должен полностью его осознать, что происхо­дит далеко не всегда. Результаты данных тестов отражают по­верхностный, а не глубинный психический уровень. Возможны «полуосознанные» искажения результатов, когда пациенту ка­жется, что его состояние значительно улучшилось, в то время как на самом деле ничего не изменилось, либо, наоборот, при реаль­ном улучшении, тенденция, в силу различных причин, принизить результативность лечебного эффекта. М.Е. Бурно отмечает, что «при клинически несомненном существенном, стойком терапев­тическом эффекте у большинства психопатов профиль MMPI обычно остается таким же «больным», как и до лечения» [2]. То есть результаты подобных тестов-опросников сильно зависит от сознательной интерпретации их пациентом, что снижает их дос­товерность и объективность. В-четвертых, большинство обычных тестов-опросников отражает не качественный, а количественный показатель. Данные методики не позволяют раскрыть полную картину отношения субъекта к миру или к целому классу каких-либо объектов, его истинные неосознаваемые переживания.
Эффективно решить эти проблемы позволяет Тест Осгуда, основанный на методе семантического дифференциала, разрабо­танном в 1955 г. в ходе изучения механизмов синестезии и полу­чившем применение в исследованиях, связанных с восприятием и поведением человека, с анализом социальных установок и лично­стных смыслов. Одним из достоинств теста Осгуда является его проективность, что обеспечивает независимость результатов теста от интерпретации пациента. При этом он в гораздо меньшей степени зависит и от интерпретации специалиста, чем другие проективные методики, такие как тест Роршаха, рисуночные тесты и др. В отличие от опросников, в которых измеряется пред­ставление о себе, тест Осгуда позволяет работать с более глубин­ным, неосознаваемым уровнем восприятия (уровень коннотации),показывая действительную оценку пациентом шкалируемых объектов, при этом на сознательном уровне пациент может оце­нивать эти объекты иначе или прямо противоположным образом.
 
 

Теоретической основой данного теста служит такая область психологического знания, как психосемантика [1, 3-4]. В психо­семантике сознание человека рассматривается как структура, образованная категориальной сеткой восприятия объектов окру­жающей действительности. Образ мира (семантическое, или ментальное, пространство) задает собственный смысловой кон­текст, обладает собственной эмоциональной краской и диктует свои правила действия, определяет особенности самосознания и межличностных отношений. То есть, проще говоря, человеку кажется, что его образ мира и есть подлинная реальность, что полностью определяет его поведение, и, в случае иллюзорности, может стать источником серьезных психологических проблем [4]. Метод СД позволяет измерять коннотативные (глубинные) зна­чения — те состояния, которые непосредственно следуют за вос­приятием объекта и предшествуют его сознательной интерпрета­ции. В исследованиях Ч. Осгуд подвергал факторному анализу матрицу семантического дифференциала, с помощью чего были выделены 3 универсальных фактора (интегральные шкалы), структурирующих в индивидуальном сознании разнородные объекты: Оценка, Сила и Активность. Была показана идентич­ность этих 3 универсальных факторных структур у представите­лей различных культур, у испытуемых с разным уровнем образо­вания и у больных шизофренией, что послужило базой для ут­верждения универсальности данных факторов.

Наличие 3 универсальных факторов подтолкнуло нас соз­дать на основе метода семантического дифференциала про­граммно-аппаратный комплекс, позволяющий представлять в объеме внутреннюю картину мира пациента — объемное психо­картирование (ОПК). В работе с пациентами при оценке психоло­гического статуса и динамики психического состояния основной упор нами делается именно на ОПК. Метод позволяет достоверно отобразить отношение пациента к значимым объектам, вскрыть источник невротических проявлений, глубинные причины кон­фликта, объективизировать неосознаваемые процессы и динами­ку происходящих интрапсихических процессов. При анализе результатов ОПК учитывается привязка анализируемых объектов (понятий) не только к интегральным шкалам, но и к константным объектам — маркерам («реперным точкам»), к которым относятся такие понятия, как «Я», отрицательные эмоциональные маркеры («отвращение», «горе», «страх»), положительные эмоциональные маркеры («наслаждение», «счастье»), маркеры состояний («ува­жение», «доверие», «ответственность»), реперные точки времен­ной перспективы («прошлое», «будущее», «настоящее».
Результатом автоматической обработки исходной матрицы теста Осгуда становится объемная картина, которая визуализиру­ется на экране монитора в виде разноцветных сфер (см. рисунок), отражающих положение шкалируемых понятий в 3-мерной коор­динатной сетке 3 факторов («Ценность», «Сила» и «Актив­ность»). Объемную картину можно вращать в 3 измерениях с целью анализа взаиморасположения семантических объектов. Из анализа расположения семантических структур в координатной сетке осей можно сделать заключение об истинной (неискажен­ной критикой сознания) картине мира и системе отношений па­циента. К основным категориальным параметрам, используемым при анализе семантического пространства, можно отнести:
1. Зона «Я» — объекты, составляющие ассоциативно бли­жайший семантический тезаурус к понятию «Я», образуют зону понятий, отражающую наиболее значимую на данный момент систему отношений пациента. Объединение вокруг понятия «Я» таких объектов, как «деньги», «независимость» и «уверенность» указывают на актуальную на данный момент потребность в само­стоятельности. Если образ «Я» расположен близко к положи­тельным или отрицательным маркерам, можно говорить о поло­жительной или отрицательной самооценке (самоотношении).
2.Ресурсную зону пациента — семантический тезаурус, включающий в себя положительные эмоциональные маркеры. Например, объединение в одной семантической структуре таких объектов, как «радость», «семья», «дети» отражает восприятие семейной жизни как источника положительных эмоций, указыва­ет на ее исключительную важность для данного человека.
3.Конфликтную зону пациента — тезаурус, включающий в себя отрицательные эмоциональные маркеры, отражает источни­ки стресса и внутреннего напряжения. Объединение таких семан­тических объектов, как «работа», «начальник» с отрицательными эмоциональными маркеры «страх», «обида» говорит о крайне негативном восприятии ситуации, связанной с работой.
4.Близкое взаиморасположение семантических объектов говорит об их ассоциативной, ситуативной (атрибутивной) или эмоциональной связи. Например, объединение таких семантиче­ских объектов, как «работа», «друзья» и «выпивка», в один тезау­рус у пациента, страдающего алкоголизмом, говорит о домини­ровании патологического мотива алкогольной зависимости в отношении к работе (как процессу зарабатывания денег на оче­редную выпивку) и к «друзьям» (как к потенциальным «собу­тыльникам»). Степень близости взаиморасположения семантиче­ских объектов говорит о степени взаимозависимости отражаемых ими интрапсихических образований. Степень приближения мо­жет достигать слипания (агглютинации) объектов и даже полного слияния, что указывает на неосознаваемую идентификацию дан­ных объектов (полное тождество). Например, слипание таких объектов, как «муж», «защита», «уверенность» отражает воспри­ятие мужа, как источника уверенности в безопасности.
Тезаурус, содержащий одновременно положительные и от­рицательные эмоциональные маркеры, указывает на область амбивалентных для пациента понятий. Объединение в оном те­заурусе таких понятия, как «жена», «радость» и «обида» указыва­ет на противоречивое отношение к жене. Индивидуально значи­мыми, ключевыми для диагностики понятиями выбираются зна­чимые для пациента объекты, отражающие внутриличностные конфликты и проблемы в межличностных отношениях (напри­мер, «алкоголь» при алкоголизме, «вес», «фигура» при ожирении, «муж/жена» при семейных конфликтах и т.д.). Объекты подби­раются индивидуально для данного пациента на основе предва­рительной беседы и комплексной психодиагностики.
Ключевые понятия являются психодиагностическими кри­териями и указывают направление психокоррекционной тактики. При повторной диагностике ключевые понятия служат эффек­тивным показателем позитивной динамики в случае их переме­щения в соответствии с ожиданиями психотерапевтического вмешательства. Критерием успешной психокоррекции является позитивное перемещение (т.е. смещение в теоретически прогно­зируемую с точки зрения оптимальной психокоррекции) значи­мых объектов в семантическом пространстве пациента. Эта ди­намика пространственного изменения семантических структур отражает личностно-реконструктивные изменения (отношения к соответствующим им интрапсихическим образованиям).
Пример. Б-я А., 23 года обратилась по рекомендации психолога, ко­торый на протяжении 5 месяцев безрезультатно пытался лечить ее от «посттравматического стрессового расстройства». Предъявляет жалобы на плохое настроение, потерю интереса и удовольствия, утрата эмоциональ­ной реактивности на окружение и события, которые ранее радовали, без­радостность настоящего, сниженное чувство уверенности в себе и в спо­собности к сосредоточению и вниманию, утомляемость, плохой сон, со­стояние полной разбитости по утрам. Со слов, это состояние возникло около года назад, вскоре после потери близкого человека (в автомобильной катастрофе погиб ее жених — Леонид). При беседе мимика со скорбным оттенком, заторможена, речь замедлена, осанка слегка сутулая, смотрит в основном вниз, руки сложены на коленях. Уровень депрессии по шкале Гамильтона 23 балла. Диагноз: Расстройство адаптации, пролонгированная депрессивная реакция у ананкастной личности (МКБ-10: F43.21, F60.5).
ОПК (рис. 1) выявило интрапсихическую зону конфликта у паци­ентки, которая образована семантической структурой, эмоционально взаи­мозависимых (близко расположенных в ментальном пространстве) таких семантических объектов, как «идеальный муж», «радость», «будущее», ассоциативно связанных с «независимостью», с одной стороны, и «Лео­нид» и «прошлое», с другой. На выраженный внутриличностный конфликт указывает неосознаваемая взаимозависимость семантических структур проспективного характера, связанных с личной независимостью, построе­нием семьи, планов на будущее, и семантических структур ретроспектив­ного характера. Другим менее выраженным источником конфликта у пациентки является наличие ассоциативной связи между семантическим элементом «мой отец» и эмоциональным маркером «обида».
Психотерапевтическая тактика заключалась в проведении неосозна­ваемой аудиальной психокоррекции в 2 этапа, каждый сроком по 2 недели. На каждом этапе пациентка ежедневно дважды прослушивала аудиальную психокоррекционную программу длительностью 60 минут. На 1-м этапе маскированные в фоновый звук неосознаваемые суггестивные установки (НСУ) направлены на коррекцию общепсихологического состояния (на снижение тревоги, напряженности, на повышение активности). 2-й этап был направлен на личностно-реконструктивные изменения и касался воз­действия на интрапсихические зоны конфликта индивидуальной системы значений. НСУ на этом этапе имели характер положительного психосе­мантического и десенсибилизирующего действия, направленного на при­нятие сложившейся ситуации и активного отношения к будущему.
По завершении курса психотерапии состояние пациентки улучши­лось, на приеме не предъявляет жалоб ни психологического, ни соматиче­ского характера. Отмечает, что в последние две недели ощущает психоло­гический комфорт, стала с желанием встречаться с подругами, перестали беспокоить воспоминания о пережитом. Стала встречаться с молодым человеком (Женя), с которым вместе работала. При беседе обращает на себя внимание активность и жизнерадостность пациентки, не скрывает, что сама удивлена этому состоянию, которое не испытывала больше года. Осанка ровная, смотрит прямо на собеседника. Мимика живая, ведет себя свободно и доверительно. Будущие описывает оптимистично. Прошлые переживания осознаются с позиции принятия и понимания. Уровень де­прессии по клинической шкале Гамильтона составил 4 балла.
ОПК (рис. 2) выявило личностно-реконструктивные изменения. По­зитивное перемещение значимых семантических объектов отражает трансформацию зоны конфликта в ресурсные зоны (изоляция семантиче­ского комплекса «Леонид» и «прошлое», включение в семантическую структуру «идеальный муж», «радость», «будущее», «независимость» элементов «Женя» и «Я», разрушение семантической структуры, образо­вывавшей зону конфликта «мой отец» — «обида»). Итог психологического обследования соответствуют динамике клинической картины. Катамнестическое обследование (на приеме через 6 мес. и через год): состояние ста­бильное, настроение ровное, активная жизненная позиция. Улучшились отношения с родителями, стала более терпимой к их замечаниям («на что раньше реагировала бурным протестом, сейчас вызывает улыбку»).
ОПК позволяет объективно зафиксировать как текущее со­стояние пациента, его образ мира (статическая картина семанти­ческого пространства пациента), так и динамику происходящих изменений, что дает возможность оценить эффективность психо­терапевтического процесса (динамическая картина).
Литература
1.Артемьева Е. Ю. Психология субъективной семантики.-М., 1980.
2.Бурно М.Е. Терапия творческим самовыражением.- М., Медицина, 1989
3.Петренко В.Ф. Психосемантика сознания.- МГУ, 1988.
4.Osgood Ch.E. Semantic differential technique in the Com­parative Study of Cultures/ L.A. Jakobovite & M.S. Miron (eds). Readings in the Psychology of Language. Englewood Cliffs, Prentic-Hall, 1967.

«Ознакомиться и купить методики в нашем интернет-магазине»

 

   Подписаться на рассылку

© 2009-2017 ООО «Портал психологических услуг» +7 965 156 85 05
olga_lanberg@mail.ru